Общество обладателей головным мозгом

Кто чем пахнет

Письма из Пекина

Инесса Плескачевская, собкор «СБ» в Китае

Собираюсь впервые в жизни стать донором. Кто бы мог подумать, что на этот шаг меня подвигнет Олимпиада в Пекине? А вот поди ж ты… Оргкомитет обратился с призывом ко всем здоровым гражданам, имеющим отрицательный резус, сдавать кровь — создают запасы для иностранныхспортсменов. Почему именно для иностранных, спросите? Да потому что только у 3 из 10.000 китайцев резус отрицательный. В остальном мире отрицательный резус—фактор встречается у 15% населения — тоже меньшинство, конечно,но все же…

С проблемой отрицательного резус—фактора в Китае я столкнулась впервые несколько лет назад, когда забеременела коллега из Украины. «Хотите рожать здесь — на всякий непредвиденный случай найдите донора, у нас людей с отрицательным резусом почти нет», — сказали местные врачи. И хотя донором тогда я быть согласилась, Ольга уехала рожать в Киев — для надежности.

Так что призыв Олимпийского оргкомитета окончательно убедил в том, что в отличие от Маугли мы не можем сказать китайцам: «Мы с тобой одной крови». У нас не только менталитет разный, физиология тоже.

Есть, конечно, вещи очевидные: цвет глаз и волос (светловолосые голубоглазые дети не рождаются даже в смешанных браках). Шевелюра у китайцев, как правило, густая и жесткая, красителям поддается с большим трудом — осветлиться они могут максимум до светло—каштанового. Зато на теле волосы у них практически не растут!

Потому и бритвы китайским мужчинам почти без надобности. Впрочем, это не только китайская, а всеобщеазиатская особенность. Как—то во Вьетнаме мой мужчина чуть не упал в обморок, глядя на то, как . брился наш переводчик: одноразовой бритвой из отеля он туда—сюда водил по подбородку, пытаясь найти и срезать тощие пять волосинок. Никакого, естественно, геля для бритья или крема после этой для наших мужчин не самой радостной процедуры ему не нужно было. Экономия, однако.

А вот те наши мужчины, которые в Китае живут давно, еще помнят, как привозили бритвенные принадлежности с родины: из—за слабой растительности у китайских мужчин бритвы, гели, кремы далеко не везде продавались.

Да и сейчас покупать все это лучше в магазинах «европейской направленности». Как, кстати, и дезодоранты. Извините за интимные подробности — я их до сих пор из Беларуси привожу. В Пекине и выбор слабый, и цены выше. А все по тому, что китайцы не пахнут! Правда.

Помню, как моя мама через пару дней после приезда в Китай сказала задумчиво: «Отсутствие двух запахов не перестает меня поражать — пота и перегара». В момент этого откровения мы шли по площади Тяньаньмэнь, где, кроме нас, прогуливалось еще несколько десятков тысяч человек — был национальный праздник.

Китайцы действительно не потеют, а если и потеют, то не пахнут — вот такая физиологическая особенность. Несмотря на то что (еще одна, пардон, интимная подробность) подмышки не бреют даже женщины.

Еще несколько лет назад одна пекинская газета предлагала отчаявшимся европейцам, не позаботившимся о том, чтобы привезти это средство гигие¬ны с собой, два выхода. Первый — оперативное удале¬ние потовых желез (1 час, 160 евро), второй — медицинское средство с красивым названием «ху сю ша цзюнь», дословно — «убийца бактерий для людей, воняющих, как лисы». То есть для нас, иностранцев. Кстати, мой британский приятель, живший в Японии, жаловался на ту же проблему. Так что не пахнут не только китайцы, но и большинство азиатов. Повезло же людям!

Хотя сказать, что китайцы совсем уж не пахнут, все-таки нельзя.

Недавно во всех такси города, готовящегося принять Олимпиаду, появились рекомендации по поведению водителей. Первым пунктом значится: «Не есть в кабине чеснок». Намек понимаете? Вот такое культурное различие в отношении запахов. Ничего не поделать — физиология.

Когда читаешь книги о завоеваниях Чингисхана и Тамерлана, не перестаешь удивляться описанным там необычайно зверским пыткам, к которым прибегали эти завоеватели и их армия. Не так давно меня поразили подобные описания в «Хрониках заводной птицы» Харуки Мураками — от того, как с кого—то еще живого сдирали кожу, кровь стынет. У нас. Потому что разный порог боли у европейцев и азиатов — еще один доказанный факт. Оттого и пытки в Азии всегда были более изощренными — чтобы достучаться до тела. Когда мы теряем сознание от болевого шока, китайцы с монголами только начинают ощущать боль.

А еще мы по—разному реагируем на алкоголь и молоко. Как—то спросила знакомого китайского журналиста, почему его соотечественники не любят сыр. Он искренне удивился: «Сыр ведь ужасно пахнет, как вы его едите?» Как—как — мучаемся.
 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Антиспам: